Институциональные и неинституциональные рефляции поведения

Нормативные стандарты поведения закрепляются как в массовой и индиви­дуальной психике, привычках и сознании людей, так и в их взаимных отноше­ниях, способах общения и взаимодействия. Эти межличные и массовые взаимо­отношения и осуществляют ту функцию «социального контроля», которую в институциональных регуляциях выполняют учреждения. Сюда относятся: сила коллективного и личного примера и естественно возникающее в общении людей стремление следовать общепринятому; взаимные экспектации, одобрения и осуждения, выражаемые окружающими, и заинтересованность индивида в этих реакциях со стороны других; трансляция от поколения к поколению и от общ­ности к индивиду социально-нормативного опыта, осуществляемая как в самом процессе массового действия, в виде наглядных парадигм и образцов поведения, так и в духовной форме, в виде вербальных формул, максим и иных «ценнос­тей», «знаков», «символов», содержащих в себе знание того, как следует по­ступать. Иначе говоря, механизм действия неинституциональных нормативов в значительной степени сливается с процессом их исполнения в повседневной ду­ховно-практической жизнедеятельности людей. Как раз это обстоятельство и делает невозможным тот способ обоснования нормативных требований, который характерен для норм институциональных (посредством указания четко фиксиро­ванных инстанций и законоположений).

Сказанное вовсе не означает, что неинституциональные нормативы по способу их действия и обоснования во всех случаях более просты, менее развиты, внутренне расчленены и дифференцированны, чем организационно-правовые. Это можно сказать лишь о некоторых обычаях, но не о нравственности.

В истории развития и усложнения форм общественной жизни становление нормативных регуляторов поведения шло по двум основным линиям. Одна из них — формирование и обособление специализированного аппарата социального контроля, разделение субъекта и объекта регуляции, формализация нормативных Процедур и кодификация санкций (системы наказания и поощрения). Другая линия — дифференциация самих межличных и массовых взаимоотношений людей, развитие индивидуального начала в этих отношениях и формирование таких нормативных представлений, какими люди могут руководствоваться в своем поведении сообща или индивидуально без особых посредников. В послед­нем случае речь идет о таких факторах исторического развития, как формиро­вание простейших, а затем более сложных форм коллективности, создаваемой непосредственным общением и жизненным взаимодействием, в отличие от чисто родо-генетических, брачно-родственных и сакрально-религиозных общностей;

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Август 30, 2010 | |

COMMENTS

 

Comments are closed.