Институциональные и неинституциональные рефляции поведения

Говоря более обобщенно, институциональные нормы четко выделены в «особую форму бытия» в общественной жизни: функции регуляции отделены от самой практики исполнения нормы, вынесены в особую сферу деятельности спе­циальных учреждений и лиц. Норма же существует как бы и самостоятельно от массового поведения, т.е. воспроизводится не только им самим непосредст­венно, а еще и действием специальных инстанций. Происхождение институци­ональных нормативов исторически связано с организационно-структурной диф­ференциацией общества, с появлением особых его органов, с выделением функ­ции «управления» социальным организмом в обособленную сферу общественной жизни. Первые нормативные организации возникают еще в позднеродовом об­ществе (институты старейшин и родо-племенных советов, вождей, народных со­браний, обычного права и традиционно-церемониальных судебных процедур), но получают широкое развитие лишь в эпоху классовой дифференциации общества, нарождения государственности и разграничения различных функций управления (административного, хозяйственного, правового, политического, военного, рели­гиозно-культового и др.).

Иную природу имеют неинституциональные нормы (примером которых могут быть обычно-традиционные и нравственные). Они формируются в самом процессе совместной жизнедеятельности людей и массового общения. Историческое накоп­ление социального опыта и его кристаллизация в социально-необходимых, обяза­тельных для человека нормах поведения совершается в самой стихии жизненного бытия, повседневной практики и обыденного сознания общности. Поэтому здесь нет характерного для институциональных нормативов разделения на субъект и объект регулирования; общность, вырабатывающая и санкционирующая норму, обычно и является той общностью, которая эту норму исполняет. Общественный субъект, созидающий норму (локальная этническая или национальная общность, класс, сословие), может иметь вполне определенные границы и отличительные характеристики. Но эти качественные особенности относятся к самому его жизнен­но-историческому бытию, объективным условиям существования и свойствам мас­сового сознания, но вовсе не обязательно фиксируются в каких-то специальных полномочиях, в формально закрепленном праве на законодательство. Это «право» нормотворчества — реальная историческая возможность, способность и миссия, а не оговоренная формально прерогатива (хотя и такие факты встречаются в исто­рии, например в сословном обществе).

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Август 30, 2010 | |

COMMENTS

 

Comments are closed.