Мораль как предмет теоретического определения

Данная порочная альтернатива возникает в конечном счете потому, что мысли­тель (теоретик научного плана или экзистенциальный философ) отказывается от идеи субстанциального единства реальности, исторического мира, охватывающих как внешнюю действительность, так и самого человека с его внутренним миром. Поскольку человек уже не рассматривается как часть универсума (не только при­родного, но и общественно-исторического), постольку его сознание, духовность и мораль в том числе невозможно вывести из общей картины миропонимания. Вся­кий предмет становится непроницаемым для теоретического мышления, непости­жимым «изнутри», имманентно. То же самое и феномены сознания: их можно либо зафиксировать вовне, «описать со стороны», как всякий другой наличный, «естест­венный» факт, либо же «войти внутрь» его на правах «соучастника», но уже поки­нув объективно-предметную точку зрения науки.

Как мы уже видели, в этике данные взаимоисключающие точки зрения приводят к следующей альтерна­тиве. Либо этика — «строгая наука», в силу своей моральной «нейтральности» не способная дать объяснение и обоснование принципам нравственности, вывести по­нятие морали из внеморальных теоретических концептов. Либо она не может сде­лать этого потому, что вообще отказывается от идеи научного обоснования и выведения в пользу «самодостоверностей» экзистенциального опыта. Но и том и в другом случае понятие морали не может быть теоретически определено посредст­вом имеющегося позитивного знания о человеке, его истории, о мире, в условиях которого он живет.

Раскроем действительный смысл этой альтернативы. Проблема, которая с такой остротой возникла в современной буржуазной этике (и более широко — в философии и социальной теории), в сущности касается вопроса о гуманитарной значимости знания о человеке, о том, может ли философское учение о морали включать в свое содержание точку зрения самого человека, решать вопросы о смысле его бытия и давать ему жизненную ориентацию в мире. Мы обратили внимание на данное обстоятельство специально при анализе социологических ин­терпретаций нравственности. Но то же самое относится к неопозитивистской и экзистенциалистской философии. Первая очищает свою теорию от гуманитарно значимых, смысложизненных концептов в пользу нейтральной науки «без всяких ценностей». В итоге предмет философского миропонимания превращается в одно – плоскостную конструкцию («языковую реальность», чисто техническую модель знания), где оказывается снятой проблема отношения человека к миру и сами концепты объективной действительности и «внутреннего Я» человека становятся псевдопонятиями. Вторая, наоборот, встает на заостренно выраженную гуманитар­ную («подлинно человеческую», антропологическую, «бытийственную», экзистен­циальную) позицию, отрекаясь от научного способа мышления. Именно это взаи­моисключение гуманитарной и научной точек зрения в конечном итоге и делает невозможным теоретическое определение нравственности.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Сентябрь 8, 2010 | |

COMMENTS

 

Comments are closed.