Мораль как предмет теоретического определения

Но все дело в том, что само это выделение нравственности осуществлялось в немецкой классической философии под эгидой спекулятивного мышления. А пото­му были усугублены пороки рационалистического универсализма, связанные с верой в непогрешимость философского умозрения. В этом отношении особенно противоречивой выглядит фигура Канта. Его историческая заслуга в этике состоя­ла прежде всего в том, что он с предельной добросовестностью и пристальным вниманием отнесся к своеобразию нравственных явлений (сплошь и рядом ограни­чиваясь чисто феноменологической фиксацией тех или иных особенностей мораль­ного сознания). Но как будто бы непредвзятое, имманентное воспроизведение нравственного мира человека на самом деле было способом утверждения опреде­ленной философской схемы (расчленения человеческого опыта на противостоящие одна другой сферы — природной чувственности и разумно-свободной воли, разу­ма теоретического и практического). В конечном же итоге оказалось, что нравст­венность, выделенная из синкретности природно-чувственного, социально-практи­ческого, познавательного и житейско-пруденциального опыта, есть опять-таки царство разума и воли, присущих человеку как таковому («в понятии»), но только взятых в их абсолютности и всеобщности в противовес индуктивно-эмпирическому и обыденному рассудку и расчету. Мораль у Канта (как затем у Фихте и Гегеля) выступила в качестве связующего звена между индивидуальным человеком и иде­альным миропорядком в целом, в качестве пути непосредственного приобщения личности к абсолюту. Принципы же нравственности были обрисованы как непре­ложные, универсальные и вневременные установления разума, трансценденталь­ные истины надмирового порядка. Спекулятивная дедукция и рационалистическое постулирование явно возобладали над имманентно-доподлинным и конкретным изучением самой нравственности и предрешили философское осмысление тех черт морали, которые были обнаружены посредством простого жизненного наблюдения и освоения исторического опыта. Этика еще не стала самостоятельной дисципли­ной, осознавшей свои специфические задачи (она либо «метафизика нравственнос­ти» у Канта, либо частное приложение «философии духа» у Гегеля).

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Сентябрь 8, 2010 | |

COMMENTS

 

Comments are closed.