Мораль как предмет теоретического определения

С другой стороны, определение должно быть содержательным, т.е. не просто установить формальные признаки морали, но проникнуть во внутреннюю ткань определяемого предмета, воспроизвести его собственную логику в его имманент­ных характеристиках. Такое определение, как мы уже выяснили, не может быть ничем иным, как выведением логики морального сознания, его нормативно-ценностных способов мышления (воления, мотивации, восприятия) из посылок внеморальных, но которые являются вместе с тем объективными, социально-историчес­кими предпосылками нравственности. Речь должна идти о месте и роли морали в общественной жизни и историческом развитии, о тех духовных и практических задачах, которые люди решают для себя в форме нравственных требований к себе и к социальной действительности.

Более конкретно собственно теоретическая, специально-научная задача может быть резюмирована в нескольких пунктах.

Во-первых, это рассмотрение «базисного», исходного понятия, более общего, чем понятие морали. О таком «родовом» понятии уже упоминалось (см. с. 125). Это — «нормативная регуляция» деятельности человека. Ограничение подобным способом дефинитивной задачи и позволяет вычленить интересующий нас вопрос из всего комплекса общефилософских проблем о мире в целом, о месте человека в нем, о «сущности человека», его исконной способности поступать свободно и т.п., т.е. выйти за рамки тех предельно универсалистских посылок, которые характерны почти для всех этических концепций, представленных в истории.

Во-вторых, необходимо выявить особенности нормативной регуляции поведе­ния как весьма своеобразного способа детерминации деятельности человека. Прежде всего, это не всякая вообще причина человеческих поступков (и потому нравственная детерминация не может быть сведена к «механике поведения», как она часто интерпретировалась в прошлом), а детерминант особого рода (на что обратил внимание еще Кант). Кроме того, нормативная регуляция — специфичес­ки общественное порождение и, стало быть, обнаруживает в себе и те черты, какими обладает общественно-историческая детерминация действий вообще.

В-третьих, общественно-нормативные регуляторы поведения имеют самый различный характер, и в связи с этим возникает задача выделения морали из ряда других ее форм. Нравственность, как уже говорилось, вычленяется из синкретности нормативных регуляций исторически, и соответственно определение ее специфи­ки в значительной мере совпадает с ее генетически-историческим выведением. И вместе с тем такое выведение не может быть простым историческим экскурсом, но должно быть концептуально-логическим. Оно предполагает одновременно рас­смотрение нравственности в ее ставшем, развитом виде и проецирование ее «завер­шенных» характеристик и свойств на ее историческое становление.

В-четвертых, содержательность определения требует раскрытия природы нравственности, выполняемых ею функций и — в самом общем виде — механизма ее действия.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Сентябрь 8, 2010 | |

COMMENTS

 

Comments are closed.