Поздняя философия Витгенштейна

Идея Витгенштейна состоит в том, что значение любого слова подобно значению выражения «шахматный король». Оно зависит от правил той языковой игры, в которой употребляется слово. Шахматный король не существует сам по себе; его суще­ствование определяется тем, что люди создали систему правил шахматной игры. Витгенштейн стремится подвести нас к мыс­ли, что то же самое верно относительно многого из того, что мы привыкли считать объектами и чертами самой реальности. Ре­альность не существует для нас помимо способов ее восприятия и описания. Витгенштейн исходил из этого в «Логико-философском трактате». В его поздней философии к этому добави­лось допущение многообразия языков и их структур.

Один из аргументов в пользу того, что мы имеем дело не с миром самим по себе, а с миром, увиденным и понятым опре­деленным образом, связан с анализом слова «видеть». Витген­штейн выделяет два значения этого слова: видеть что (т. е. ви­деть некоторую вещь или факт) и видеть как (т. е. видеть вещь или факт в определенном аспекте, оп­ределенным образом). Последний тип видения Витгенштейн иллюстрирует Известными опытами с картинками,

которых можно видеть то утку, то Кролика (рис. 4.1).

Этот пример служит для иллюстра­ции тезиса, что не бывает видения в

первом смысле без видения во втором. Например, мы видим че­ловека — это «видение что». А потом видим, как он похож на своего отца, — это «видение как». Но что изменилось в самом акте чувственного восприятия? Чувственное восприятие оста­лось тем же самым. Поставим теперь более общий вопрос: ви­деть человека — не значит ли видеть нечто как человека, т. е. ви­деть в определенном аспекте? И наконец, принципиальный во­прос: видим ли мы вообще окружающий мир, как он есть сам по себе, или всегда в определенном аспекте?

Эти рассуждения Витгенштейна оказали влияние на филосо­фов-постпозитивистов, выдвинувших тезис о теоретической нагруженности языка наблюдения. Например, Т. Кун, раскрывая свое понимание научной революции как изменения способа ученых видеть мир, пишет: «То, что казалось ученому уткой до революции, после революции оказывалось кроликом. Тот, кто сперва видел наружную стену коробки, глядя на нее сверху, позднее видел ее внутреннюю сторону, если смотрел снизу». Здесь Кун как раз ссылается на излюбленные примеры Витген­штейна, на которых он демонстрировал смену аспекта видения.

Итак, мы всегда имеем дело с реальностью, определенным образом увиденной, понятой или описанной. Правила наших «языковых игр» оказывают определяющее влияние на то, каким образом мы видим реальность, потому что, как уже говорилось, у нас есть склонность предполагать за каждым существительным какой-то (реальный или абстрактный) предмет, являющийся его значением, тогда как значения слов конституируются правилами языковой игры, и в этом смысле Витгенштейн говорит, что зна­чение — это употребление.

Страницы: 1 2 3 4

Сентябрь 9, 2010 | |

COMMENTS

 

Comments are closed.