Поздняя философия Витгенштейна

Языковую игру строителя и его помощника можно обога­щать и усложнять, добавляя обозначения для натуральных чи­сел, цветов и слова типа «туда», «сюда». Теперь строитель может говорить более сложными фразами, например: «Три красные плиты — туда!» Что обозначают слова этого языка? Слова «туда» и «сюда» нельзя трактовать как знаки, представляющие в пред­ложении определенные предметы. Не поддаются такой трактов­ке и числительные.

А что мы скажем относительно значения слова «красное»? Не является ли оно «ярлыком» для обозначения свойства крас­ноты, данного нам в чувственном опыте? Чтобы разобраться со значением слова «красное», Витгенштейн предлагает посмотреть на то, как ребенок усваивает значение данного слова. На первый взгляд ответ кажется очевидным и банальным: ребенку показы­вают что-то красное и называют его. То есть представляется, что значения слов типа «красное» (обозначающих чувственные дан­ные) задаются остенсивно, т. е. с помощью указующего жеста и фразы: «Вот это называется красным». Но к чему относится сло­во «это»? Как может обучающийся ребенок сразу понять, что данное слово относится к цвету, а не к форме или назначению предмета?

Представим себе далее такую попытку преодолеть данную неопределенность: «этот цвет (указывающий жест) называется «красное». Подобное уточнение равносильно предположению, что ребенок уже владеет употреблением слова «цвет». Вера в то, что для задания значения достаточно остенсивного определе­ния, неосознанно опирается на предположение, будто ребенок уже владеет собственным языком, грамматическая структура и категории которого идентичны нашему. Он как будто уже знает,

чем отличаются, например, числа от цветов или форм, знает, что употребление выражений любой категории управляется особы­ми правилами. Обучение языку представляется как обучение пе­реводу с этого внутренне присущего ребенку языка на наш об­щедоступный язык.

Витгенштейн же показывает, что обучение языку есть «на­таскивание» на правильное употребление языка во всех соответ­ствующих ситуациях. Овладение языком есть овладение опре­деленной техникой, а овладение значением слова, введенного остенсивно, есть элемент этой техники. Поясняя это, Витген­штейн приводит пример объяснения того, что такое шахматный король. Остенсивное определение, т. е. указание на фигурку и фраза «Это король», имеет смысл только тогда, когда для данно­го понятия, так сказать, «приготовлено место»: тот, кому объяс­няют, представляет себе, в чем заключается шахматная игра.

Страницы: 1 2 3 4

Сентябрь 9, 2010 | |

COMMENTS

 

Comments are closed.