Поздняя философия Витгенштейна

В своей поздней философии (с 1930-х гг.) Витгенштейн отка­зался от тезиса, что имеются простые элементы языка, простые элементы реальности и простое отношение между ними. Он стал подчеркивать относительность понятий «простое» и «сложное». Далее, он отказался от тезиса, что язык есть образ и что функция языка — изображение фактов реальности.

Философы традиционно объясняли сущность языка на при­мере существительного (или, в логической терминологии, име­ни), обозначающего какой-то предмет. Классическим примером было слово «стол». Его значение можно объяснить с помощью указывающего жеста и слов: «Это — стол» (так называемое «остенсивное определение»). Подобный пример побуждал к пред­ставлению, что слова языка по сущности являются, так сказать, ярлыками для обозначения реальных или абстрактных пред­метов.

Витгенштейн же подчеркивает теперь многообразие функций языковых выражений и соответственно многообразие отношений между знаком и тем, к чему этот знак относится. Витгенштейн предлагает такой образ языка: «Представь себе инструменты, ле­жащие в специальном ящике. Здесь есть молоток, клещи, пила, отвертка, масштабная линейка, банка с клеем, гвозди и винты. Насколько различны функции этих предметов, настолько раз­личны и функции слов. (Но и там, и здесь имеются также и сход­ства.) Конечно, нас вводит в заблуждение внешнее подобие слов, когда мы сталкиваемся с ними в произнесенном, письмен­ном или печатном виде. Ибо их применение не явлено нам столь ясно. В особенности когда мы философствуем» [Витгенштейн, 1994 в, с. 84-85].

Для иллюстрации своей мысли Витгенштейн конструирует в качестве примера некоторый фрагмент деятельности, в котором Употребляется определенный фрагмент языка. Такие фрагменты, выступающие моделями разных употреблений языка, он назвал «языковыми играми». Смысл этого названия состоит в напомина­нии о том, что дети усваивают значения слов в ходе определенных игр, определенных видов деятельности. «Языковой игрой, — гово­рит Витгенштейн, — я буду называть также целое: язык и действия, с которыми он переплетен» [Там же, с. 83].

Его пример таков: «Этот язык должен обеспечить взаимопо­нимание между строителем А и его помощником В. А возводит здание из строительных камней — блоков, колонн, плит и балок. В должен подавать камни в том порядке, в каком они нужны А. Для этого они пользуются языком, состоящим из слов «блок», «колонна», «плита», «балка». А выкрикивает эти слова, В достав­ляет тот камень, который его научили подавать при соответст­вующей команде. Рассматривай это как завершенный прими­тивный язык» [Там же, с. 81]. Что означают слова этой языковой игры? Они не являются «ярлыками» для обозначения объектов. У них своя, особая функция.

Страницы: 1 2 3 4

Сентябрь 9, 2010 | |

COMMENTS

 

Comments are closed.