Результаты и просчеты современной буржуазной этики

Как отмечалось в предыдущем разделе, анализ морали ставит перед исследовате­лем специальную задачу — отличение научно-теоретического аппарата этики от понятий нравственного сознания, имеющего в отличие от способа мышления науки нормативно-ценностную природу. И более того, нравственное сознание содержит в себе какие-то свои собственные представления о том, каково содержание и смысл понятия «мораль».

Нравственность — это не только мышление о чем-то «внешнем» ей (общест­венной жизни и истории, человеческой практике и поведении), но и самосознание, понятие о себе самой. Здесь и возникает специфическая трудность в теоретическом определении морали, которая скрывается под обманчивой кажимостью заранее данной «очевидности», под видом известности того, что нравственность «знает о себе самой». Обладая моральным сознанием, мысля по логике его понятий, чело­век, не знакомый с этикой, по-своему представляет себе, что подразумевается под «моралью». Обыденный нравственный опыт людей, повседневно встречающихся с практическими вопросами, решающих нормативные проблемы в жизненной ситуа­ции, вырабатывает «свое понятие» морали и целый арсенал специфически нравст­венных категорий: «долг», «добро», «совесть», «моральный принцип» и т.п. Эта житейская духовная практика и затем практика литературная, гуманитарно-публи­цистическая и художественная создают стойкую историческую традицию в упот­реблении и толковании понятия морали и входящих сюда компонентов (об этом специально говорилось в начале первой главы). Отсюда и возникает впечатление «самоочевидности» моральных понятий и тех явлений в жизни, которые они выра­жают. У теоретика создается иллюзия, что для научного определения нравствен­ности достаточно соотнести ее с другими «общеизвестными» моральными понятия­ми или же с теми представлениями, чувствами и переживаниями морального субъ­екта, кои он несомненно имеет или испытывал, обнаруживает у самого себя.

Такого рода «разьяснение терминов», дефиниции одних моральных понятий через другие, содержит в себе скрытый логический круг. (Скажем, нравственность можно как будто определить посредством указания на присущие ей явления долга, добра и зла; но определить последние можно только через понятие морали.) Апел­ляция же к «очевидностям» душевно-психологического, обыденного опыта сводит теоретическую задачу научной дефиниции морали к внутреннему освидетельство­ванию неискушенного в теории «простого человека», который «узнает» здесь нечто давным-давно знакомое[4]. Если тот хорошо представляет себе, что такое сле­довать велению и правилу, принимать собственное решение, выбирать между ис­полнением обязанности и уклонением от нее, быть внутренне убежденным в чем-то или испытывать на себе осуждение со стороны, то, кажется, нет ничего проще, как разьяснить ему, что это и есть нравственность.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Август 31, 2010 | |

COMMENTS

 

Comments are closed.