Понятие нравственности и морали в этике Гегеля

Наконец, Гегель первый поставил философски вопрос об историческом станов­лении морали. Причем — ив этом он намного опередил свое время, предвосхитив современную постановку вопроса о специфике нравственности, — это историчес­кое становление морали представляется Гегелем не, просто как вопрос о генезисе человеческого общества и совпадающем с ним возникновении нравственности, а как процесс выделения морали из синкретности нормативных регуляций первобыт­но-родового общества. Мораль, с его точки зрения, — это не просто специфически общественное явление, отличающее человека от мира природы, но и особое явление в историческом развитии общества, отличное от всех иных способов упорядочения общественного опыта. До Гегеля мораль в лучшем случае отличали от права; он же поставил вопрос об отличиях нравственности от обычаев и традиций.

Продолжая кантовскую критику натурализма почти по всем пунктам, Гегель вместе с тем выявляет односторонность и ограниченность как просветительского социально-утилитарного подхода к морали (точку зрения «гражданского общест­ва», как он ее суммарно обозначает), так и субъективизма и формализма (в рамки которого наряду с Кантом включаются теоретики нравственного чувства, немецкие романтики, Фихте).

Критикуя просветителей, Гегель имеет в виду отнюдь не их социальную интер­претацию морали как таковую, а прежде всего их буржуазную ограниченность в понимании человеческого общества и нравственности. «Общество разума», как оно рисуется просветителям, на самом деле есть «гражданское общество» (bürgerlich в немецком языке означает одновременно и «буржуазное»). Принци­пом этого общества и соответственно той теории, которая выражает его точку зрения, «является конкретная личность, которая служит для себя целью как осо­бенная, как целокупность потребностей и смесь природной необходимости и про­извола». Это общество составляют в своей совокупности «частные лица, пресле­дующие как свою цель свой собственный интерес». Обьединение же отдельных лиц в единое общественное целое осуществляется через их нужду, которая диктует людям необходимость удовлетворения потребностей и интересов других индивидов как средства для достижения «себялюбивых целей». Так «субъективное себялю­бие превращается в
содействие удовлетворению потребностей всех других». Поэтому «в гражданском обществе каждый для себя — цель, все другие для него — ничто»; «эти другие суть потому средства для целей особенного». Идея же целого, его потребность и закон не присутствуют «в сознании этих членов граж­данского общества как таковых» [40, т. 7, 211, 214, 223,211,215]. Они понужда­ются к исполнению законов общественного целого только посредством своих част­ных интересов или внешнего государственного принуждения, но не становятся со­знательными носителями нравственной идеи.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Сентябрь 4, 2010 | |

COMMENTS

 

Comments are closed.