Понятие нравственности и морали в этике Гегеля

Демонстрацией этой непреодоленной Гегелем взаимной несовместимости аб­страктно-умозрительного и конкретно-исторического подходов к анализу нравст­венности можно и завершить подведение итогов, того, что было достигнуто и что осталось не осуществленным в классической немецкой философии в интересующем нас вопросе. Другим представителям немецкой классики не удалось превзойти Канта и Гегеля. Фихте, например, еще более усугубляет абстрактно-умозритель­ный метод этики Канта, сделав его принцип автономии воли общим основанием для построения всей системы трансцендентального идеализма, способом продуци­рования объективного мира из абсолютной свободы и самоограничения Я-субъек­та. Для Фихте, иначе говоря, нет нравственности как особой сферы отношений, «практический разум» у него пронизывает всю область субъект-объектных отно­шений. Что же касается Фейербаха, то он, отвращаясь от спекулятивно-умозри­тельной философии, вновы обращается к человеку как эмпирически-чувственному существу в его природной непосредственности. По словам Ф. Энгельса, он лишь «проповедует чувственность и погружение в конкретный, действительный мир», но поскольку этот мир остается у Фейербаха внеисторическим, постольку «его чело­век остается… тем же абстрактным человеком». Всю сферу общественных отноше­ний Фейербах сводит к морали (любовь, дружба, сострадание, самопожертвова­ние, стремление к счастью и пр.). Но именно в силу этого подхода к социальным отношениям «насчет морали Фейербах может сообщить нам лишь нечто чрезвы­чайно тощее» [2, т. 21, 295, 296]. Вопрос о специфике, особенной природе нрав­ственности Фейербахом даже не ставится. Так что философия практического разу­ма Канта и концепции морали и нравственности Гегеля вполне репрезентативны для немецкой классики в целом.

СИСТЕМА АНТИНОМИЙ В ПОНЯТИИ МОРАЛИ

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Сентябрь 4, 2010 | |

COMMENTS

 

Comments are closed.