Понятие нравственности и морали в этике Гегеля

К концу XVIII — нача­лу XIX в. в европейской теории создалась следующая ситуация. Мораль как пред­мет философского рассмотрения предстала как бы в двух совершенно различных обликах. С одной’ стороны, она представляется как область духа (особого рода чувств, воли или разума), который в той или иной мере может выступать под знаком универсальности и даже объективности, но в общем остается проявлением внутреннего мира человека как такового, раскрывается в сознании абстрактно по­нимаемого субъекта (эмпирически-индивидуального или трансцендентального). И сами явления нравственности фиксируются главным образом в виде феноменов сознания; это — понятия добра и зла, оценочное отношение субъекта к миру, добрая воля, словом, особое воззрение и внутренняя мотивация, но не практичес­кая деятельность человека в предметном мире. С другой же стороны, это личност­ное моральное сознание рассматривается лишь как выражение определенного спо­соба общественного поведения. С этой точки зрения в морали видят прежде всего определенные социально-практические и жизненно-полезные функции. Поэтому явления нравственности фиксируются в форме действительных поступков, массо­вых действий, привычек, обычаев, нравов, практических отношений между людьми и соответствующих им психических или разумных актов сознания.

Если в первом случае нравственность выступает как объект чисто философско­го (онтологического, гносеологического, абстрактно-антропологического) анализа, отвлеченно от общественной истории человека, то только второй способ рассмотре­ния морали был в данную эпоху более или менее сознательным признанием ее общественно-исторического происхождения и назначения.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Сентябрь 4, 2010 | |

COMMENTS

 

Comments are closed.