Понятие практического разума в этике Канта

Подведем некоторые итоги. Так или иначе, Канту удалось обозначить, если и не объяснить полностью, целый ряд специфических черт морали. Нравственность не есть психология человека как такового, она не сводится ни к каким-то присущим всем людям элементарным стремлениям, чувствам, влечениям, побуждениям, ни к каким-то особенным, уникальным переживаниям, эмоциям, побуждениям, отлич­ным от всех остальных психических параметров человека. Нравственность, конеч­но, может принимать форму тех или иных психологических явлений в сознании человека, но лишь через воспитание, через подчинение стихии чувств и побужде­ний особой логике морального долженствования. Вообще, мораль не сводится к «внутренней механике» душевных импульсов и переживаний человека, а имеет нормативный характер, т.е. вменяет человеку определенные действия и сами по­буждения к ним по их содержанию, а не по психологическому облику, эмоциональ­ной окраске, душевному настрою и т.п. В этом прежде всего и состоит объективно – долженствовательная природа моральных требований по отношению к индивиду­альному сознанию. В связи с этим методологическим разграничением «логики чувств» и «логики морали» Канту удалось предельно заострить природу нравст­венного конфликта в сфере индивидуального сознания — конфликт долга и склон­ностей, влечений, желаний, непосредственных стремлений.

Кант весьма рельефно описал характерные логические круги в определении нравственности посредством «природы человека», понятия «совершенства», «бла­гой божественной воли», исконного чувства «благожелательности», чувства «само­удовлетворенности». Он первый в истории этики показал, что все эти якобы ис­ходные постулаты в определении нравственности на самом деле уже несут в себе определенные моральные посылки, нормативно-ценностные воззрения, кои неза­конно проецируются на онтологические и психологические сущности. Тем самым Кант более адекватно поставил условия задачи определения морали: если она под­лежит выведению из каких-то посылок, то эти посылки не должны содержать в себе скрытого морального содержания. Сам Кант, правда, пошел по совершенно другому пути — по пути постулирования нравственности как некоторой абсолют­ной и безусловной самоочевидности разума как такового.

К сильным сторонам кантовского понимания морали относится его последова­тельное и настойчивое подчеркивание специфики («чистоты») нравственного мо­тива, который не сводится ни к каким другим, инородным, к самой морали не относящимся соображениям, целям, интересам, побуждениям. В данном пункте Кант ставит проблему выявления особого механизма морального понуждения, имеющего свою структуру, динамику, форму воздействия на сознание индивида. Особенно ценно кантовское различение нравственных в технических норм, каждая из которых не только имеет свою область применения, но и, главное, имеет свою логику в обосновании необходимости предписываемого действия.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

Сентябрь 1, 2010 | |

COMMENTS

 

Comments are closed.