Английская философия XVIII в

Если же говорить об общеупотребимом термине «мораль», как он, например, трактуется в современной западной литературе по общегуманитарной тематике (общественная публицистика, проповедничество и критика, размышления о назна­чении и судьбах человека, популярная педагогика и литературоведение), то здесь мы найдем довольно-таки близкие параллели с философскими интерпретациями понятия нравственности в предшествующих столетиях. Мораль толкуется иногда как область общественно-групповых и личных «нравов», как привычки и склон­ности того или иного круга людей; довольно часто — как «практическая наука жизни», умение разумно устроить свои житейские дела, так чтобы не вступать в конфликт с окружающими; подчас — как способ взаимного согласования и прими­рения наличных интересов, противоположных или конкурирующих желаний; в иных случаях — как область совершенно особых, глубоко личных чувств, интим­но-духовных запросов, «высших» побуждений; далее — как спонтанные психоло­гические импульсы и «установки», объясняющие причины человеческих действий и суждений; наконец, как сфера таких понятий, как «добро», «зло», «долг», «спра­ведливость» (без дальнейших разьяснений того, что именно в них подразумева­ется).

Все эти широко распространенные толкования морали, не притязающие на научно-философское ее определение и как будто бы не имеющие никакого теорети – мулированы, составляли в иные времена (в более строгих понятиях) последнее слово этической науки. Так что философские понятия XVIII в. (мораль как психо­логия, «механика» поведения, «разумная» организация общества, всеобщая антро­пология или пруденциальная программа действия) составляют известную «теоре­тическую базу» или источник, откуда черпаются эти популярные в западном мире, общелитературные или обыденно-массовые представления и толкования.

Однако с середины XVIII в. этическая теория продвинулась дальше по своему пути. Проблема определения морали в буржуазной этике претерпевала разитель­ные метаморфозы, ставилась совершенно иначе, чем в эпоху Просвещения или до нее.

Обобщая опыт философско-этических концепций морали вплоть до последней трети XVIII столетия, можно сказать, что проблема специфики нравственности не была поставлена и осознана теоретически. Либо мораль в ее теоретическом объяснении сводилась к чему-то другому (природе человека, разумному законода­тельству, организации общественной жизни в целом и вообще, познанию мира и человека как его части, пруденциальной программе действия и т.п.), либо ее специ­фика так или иначе осознавалась, но определялась посредством апелляции к неко­торым простым очевидностям морального же сознания (к нравственным чувст­вам или самоочевидным моральным понятиям «добра», «долга» и др.), т.е. призна­валась, но не подвергалась научному анализу.

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Сентябрь 11, 2010 | |

COMMENTS

 

Comments are closed.