Английская философия XVIII в

В сущности, по этому же пути идут теоретики нравственного чувства (А. Шафтсбери, Ф. Хатчесон, А. Смит). В человеке устанавливается наличие особых моральных эмоций, склонностей, предрасположений, отличных от чисто познавательных идей и ощущений и от своекорыстных побуждений. В отличие от просветителей-материалистов, философы данной школы усматривают в инди­виде не единую, внутренне целостную природу, а два противостоящих друг другу атрибута — с одной стороны, поиск личной выгоды, стремление к на­слаждению, частный интерес, своекорыстие, а с другой стороны, целую серию нравственных чувств и побуждений, которые невыводимы из первой части че­ловеческой природы и независимы от нее — благожелательность, сочувствие, сострадание, симпатию к другим, бескорыстное желание счастья своим ближ­ним. «Каким бы эгоистическим ни представлялся нам человек, — пишет А. Смит, — но в его природе есть и такие принципы, которые заинтересовы­вают в его судьбе других и делают счастье других необходимым для него, хотя он не извлекает из него ничего, кроме наслаждения его созерцанием» [187, т. 1, 257]. Эти. нравственные начала в человеке, фиксируемые на уровне простого психологического наблюдения, не только никак не объясняются, не выводятся из каких-либо более фундаментальных принципов, но напротив, выступают в теории нравственного чувства как изначальные очевидности, из которых выво­дится Мораль как социальный институт. Таким образом, здесь также не дается никакого определения специфической природы нравственности, ее теоретичес­кого понятия; своеобразие и особый статус морали просто констатируются как эмпирически наблюдаемый факт человеческой психики.

Итак, в период развития философской и этической мысли в теоретический лексикон входит термин «мораль» в его категориально-всеобщем смысле, как обо­значение всей сферы нравственных явлений (хотя в этом же значении продолжают фигурировать и другие термины, унаследованные от прошлого, — «добродетель», «добро и зло», «справедливость» и др.). Но само понятие морали остается пока, во-первых, чрезмерно расширительным, неспецифичным, обнимающим и такие об­ласти, которые к собственно нравственности не относятся, а во-вторых, многознач­ным, трактуемым так или иначе в зависимости от контекста рассуждения или же философских позиций того или иного теоретика.

Таким образом, моральные понятия трактовались как вполне аналогичные со­ответствующим гносеологическим категориям, а потому оказывающиеся ненужны­ми для человека как рационально мыслящего существа, коль скоро он постиг при­роду универсума в более адекватных формах познания разума. Этика становится учением об универсальной субстанции.

Мораль как область особых представлений понимается как знание всеобщей природы мироздания и человека как его части, его фундаментальных, исконных, «естественных» потребностей, интересов, запросов. Наука о морали в этом случае сводится к антропологии, философии человека вообще.

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Сентябрь 11, 2010 | |

COMMENTS

 

Comments are closed.