Французский материализм XVIII в

Человек (точнее говоря, индивид) в философии французского Просвещения рисуется как существо, несущее в себе все необходимые свойства, присущие обще­ству и истории в целом, говоря словами Маркса, потенциально уже содержащее в себе общественные силы [2, т. 46, ч. 1, 18]. Именно поэтому социально и истори­чески необходимое (а в моральной форме выражения этой необходимости — должное) выступает для этого индивида как его же собственный, «естественный» или «разумный», но все равно частный интерес. Специфически буржуазная форма такого отождествления общественного и личного, морально-должного и индивиду­ально-выгодного состоит разве только в том, что человек рассматривается как homo oeconomicus, а его интерес берется на уровне самого простого, материального (или политически-честолюбивого) интереса. С этой точки зрения частный пред­приниматель (или вообще предприимчивый изыскатель успеха), пекущийся только о своей личной пользе и выгоде, по самой логике вещей оказывается общественным благодетелем. Здесь проявилась характерная иллюзия раннебуржуазных воззре­ний, идеализирующих модель товарного и капиталистического производства (где товаровладелец присваивает стоимость отчуждаемого продукта лишь при условии, что его товар обладает потребительной стоимостью, является полезным для друго­го). В более же широком плане эта иллюзия относится к «обществу разума», — к такой гармонической организации социальной жизни, в которой всякий, думая только о себе самом, утверждая себя как особую личность, тем самым уже делает «общее дело», становится моральным образцом, благодетелем всех остальных и общества в целом. О более позднем варианте такой универсальной гармонии К. Маркс отзывался с убийственной иронией: «…Именно потому, что каждый за­ботится только о себе и никто не заботится о другом, все они в силу предустанов­ленной гармонии вещей или благодаря всехитрейшему провидению осуществляют лишь дело взаимной выгоды, общей пользы, общего интереса» [2, т. 23,187].

Таким образом, иллюзия совпадения морально-должного и индивидуально – выгодного, нравственно достойного и значимого и общеполезного основывается на апологетическом отношении к «разумному обществу». Оно-то и представляет собой ту «предустановленную гармонию» и «всехитрейшее провидение», которое делает каждого человека независимо от его умысла добродетельным лицом и сни­мает с отдельного человека всякую нравственную ответственность. Отвечает за все, как оказывается, абсолютно разумный и всемогущий законодатель, устанавли­вающий по своему плану «общество разума», предопределяющий посредством «разумных законов» поступки людей, даже если они будут следовать только веле­ниям своей «природы», определяющий, что становится и что перестает быть «по­лезным» для всех, и побуждающий с помощью средств уголовного наказания и общественного вознаграждения следовать всем общественным требованиям.

Страницы: 1 2 3 4 5

Сентябрь 9, 2010 | |

COMMENTS

 

Comments are closed.