Французский материализм XVIII в

Более конкретно суть этого переосмысления морали как объяснения механики человеческого поведения состояла в следующем. От человека бессмысленно тре­бовать что-либо в качестве только должного: его поступки не свободны, а во всем подчинены естественной необходимости, прежде всего действию интереса, стрем­лению людей к счастью. «Если мир физический подчинен закону движения, то мир духовный (moral) не менее подчинен закону интереса», — пишет Гельвеций [41, 34]. «Чтобы быть добродетельным, — развивает эту мысль Гольбах, — человек должен быть заинтересован». «Мораль была бы пустой наукой, если бы она не могла показать человеку, что его величайший интерес заключается в том, чтобы быть добродетельным» [45, т. 1,179, 313).

Так мораль превращается французскими философами в пруденциальную про­грамму действия, в вопрос о том, что выгодно и что вредно самому действующему лицу. Посредством такого поворота мысли им удается разрешить для себя труд­нейшую в этике проблему практической реализации морально должного в актуаль­ное действие. Казалось бы, найдена та пружина, которая заставит человека, не обладающего свободой воли, быть добродетельным: это — его личный интерес. Но все дело в том, что при такой постановке вопроса, когда, с одной стороны, моральная проповедь заменяется наукой, объясняющей причины и предлагающей методы направленного воздействия на поведение человека, с другой стороны, чело­век уже не рассматривается как моральное существо, ответственное за свои по­ступки. Он, согласно этой точке зрения, не может быть ни виновным, ни заслужи­вающим похвалы; он ни за что не отвечает, ничто не может быть ему вменено. Он необходимо понуждается к тем или иным действиям своим интересом. И если результатом этого интереса является дурной поступок, то виновны обстоятельства, а не сам человек.

Страницы: 1 2 3 4 5

Сентябрь 9, 2010 | |

COMMENTS

 

Comments are closed.