Понятие морали в философии эпохи Просвещения

Гоббс рассматривает понятие нравственности на трех различных уровнях, со­ответственно которым и возникают три разные концепции морали (каждая из ко­торых имеет известные аналогии в истории этики). Добродетель в первом смысле присуща людям в их естественном состоянии или каждому человеку в отдельности в силу его индивидуальной, непосредственно ему присущей природы. Нравы, с этой точки зрения, определяются как прочно укоренившиеся привычки поведения. «Если нравы хороши, их называют добродетелями, если же они плохи, — поро­ками» [44, т. 1, 260]. Добро и зло же — это всего лишь «названия, присваемые вещам», обозначающие испытываемые людьми стремления и отвращения к оцени­ваемым предметам. В силу различия темпераментов, привычек, склонностей и взглядов людей их понятия о добре и зле относительны, индивидуально различны, вступают в противоречие друг с другом. В естественном состоянии нет и не может быть никакого общего масштаба для единой оценки добродетелей и пороков; при­менительно к нему не может быть и «науки о морали». В таким образом понимае­мой добродетели выражается лишь частная, индивидуальная польза (мужество, умеренность, благоразумие, например, составляют прежде всего интерес самого индивида, а не общественного целого). В результате того, что люди «измеряют добро и зло различными мерами», возникает состояние войны между ними [44, т. 1,261-262.338-339].

Единый масштаб измерения добродетелей и пороков утверждается только в государстве благодаря устанавливаемым в нем законам. Здесь добродетель как выражение личных стремлений и частной пользы переходит в справедливость, ко­торая определяется полезностью государственной. «Добрыми нравами, т.е. мо­ральными добродетелями, являются такие нравы, благодаря которым однажды возникшая государственная организация лучше всего может сохраняться» [44, т. 1, 262]. Так у Гоббса образуется второе понятие морали, нравственности как специ­фически общественного института. Но социальность человека Гоббс понимает через призму концепции общественного договора, а потому отождествляет с госу­дарственностью. В результате мораль в сущности сводится к правовому закону, основание и формирование нравственных требований — к акту законодательства, а добродетель — к повиновению закону. Нравственность, с этой точки зрения, не имеет собственной сферы действия, она имеет место лишь в институциональных, официально-статуарных установлениях.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Сентябрь 2, 2010 | |

COMMENTS

 

Comments are closed.