Возрождение и гуманизм

Итак, снова получается, что нравственность не может основываться ни на личных, ни на общественных интересах; она не совпадает ни с тем, ни с другим. Монтень задает позднейшим теоретикам морали еще одну труднейшую проблему: каково может быть основание добродетели, если она не покоится ни на личных, ни на общественных потребностях человека, а вступает в противоречие с тем и дру­гим? Новоевропейская домарксистская мысль впоследствии безуспешно бьется над этой проблемой, видя здесь самое существенное в специфической природе нравственности.

Сам Монтень, будучи скептиком, но отнюдь не пессимистом, по-своему разрешает для себя означенный вопрос. Существуют все же такие способы слу­жения обществу (а это он считает «высшим стремлением» человека), которые одновременно и честны и полезны. Во-первых, надо «отбросить честолюбивые помыслы и не вмешиваться по собственной воле не в свое дело». Лишь опре­деленные общественные обязанности, участие в правосудии и причастность к власти, приверженность к одной из борющихся между собой группировок по­нуждают человека ради общей цели совершать бесчестные поступки. Поэтому Монтень делает для себя такой вывод: «Даже общему и правому делу я при­вержен не более чем умеренно…» «Вовсе не все может позволить себе поря­дочный человек, служа своему государю, или общему благу, или законам». Нравственность и общественная польза расходятся между собой только тогда, когда действия из необходимости переходят в честолюбивые планы. Если рве­ние и усердие и необходимы для общества, то пусть им предаются другие, более приспособленные для этого. Даже в самых крайних обстоятельствах лучше поступать по добродетели, жертвуя общественным благополучием, уповая на то, что «благость господня не откажется поддержать своей милостивой рукой руку праведную и чистую». «Мы не всесильны, — пишет Монтень, — ведь так или иначе нам часто приходится препоручать свой корабль божественному промыслу, видя в нем якоры спасения» [106, т. 3, 20].

Этот мотив религиозного упования на высшую божественную справедли­вость в концепции Монтеня, просветителя и гуманиста, весьма знаменателен.

Мыслитель не смог справиться с проолемои, масштаоы и сложность которой превосходили возможности рационально-научного мышления того времени. Чутко уловив парадоксальное противоречие в морали, он оказался не в состо­янии разрешить его. С одной стороны, нравственность порождена потребностя­ми общественной жизни и служит только их удовлетворению, с другой же -

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Сентябрь 1, 2010 | |

COMMENTS

 

Comments are closed.