Возрождение и гуманизм

Оказывается, что «нелепое безрассудство» самомнения состоит именно в том, что присуще обычно-традиционному, частнолокальному, замкнуто-сословному взгляду на вещи, — в склонности все мерить собственной меркой и не принимать того, что чуждо своей особой точке зрения. И все дело в том, что испорчены не только общественные нравы, против которых мы выступаем, но и мы сами: «Зло засело в нашей душе, а она не в состоянии бежать от себя самой». Итак, подлинная добродетель не пребывает ни в общественных нравах, ни в душе возомнившего о себе индивида. Монтень подводит свое размышление к следующему парадоксу. Если истинны слова Экклезиаста о том, что «ив целой тысяче не найти ни одного доброго», то «нужно или подражать людям порочным, или же ненавидеть их. И то и другое опасно: и походить на них, ибо их превеликое множество, и сильно нена­видеть их, ибо они на нас непохожи». То есть, говоря иначе, не только первое, логика обычая и подражания, не есть подлинная добродетель, но и второе, по­скольку это тоже логика обычая, нетерпимость к «непохожим на нас» [106, т. 1,

301298-299].

Каков же выход? Во-первых, в своей общественной деятельности мы должны следовать заведенному порядку, «всякий обязан повиноваться законам страны, в которой живет»; но «обществу нет ни малейшего дела до наших воззрений». Изла­гая принципы воспитания молодого человека, Монтень говорит, что необходимо «приучить его к образу жизни любого крута людей и любого народа… Пусть он приспособляется к обычаям своего времени. Он должен делать все без исключе­ния, но любить (т.е. принимать и признавать внутренне. — О. Д.) делать только хорошее [106, т. 1,151, 213]. Итак, поступать «по обычаю» и судить «по разуму». Во-вторых, Монтень предлагает человеку терпимость, стремление понять другого и посмотреть на дело с другой стороны — судить о людях не «путем сравнения их с собой», а мерить их «собственной меркой», такими, каковы они есть, не навязы­вать другим своего образа жизни, а допускать и признавать законность «тысячи иных образов жизни», даже не приемля их, воздавать им должное и видеть в них свое достоинство. И третья рекомендация Монтеня: недостаточно «уйти от людей», «нужно уйти и от свойств толпы, укоренившихся в нас: нужно расстаться с собой и затем вновы обрести себя»; не следует привязываться выше меры ко всему тому, чем мы обладаем в обществе. «Самая великая вещь на свете — это владеть собой» [106, т. 1,289,301,304].

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Сентябрь 1, 2010 | |

COMMENTS

 

Comments are closed.