Генезис термина «Мораль» и система его смысловых значений

Обратим внимание на то обстоятельство, что многие теоретики прошлого, за­нимавшиеся проблемами этики достаточно глубоко и интенсивно (среди них уже упомянутые нами Д. Юм, П. Гольбах, Гегель и Н.Г. Чернышевский), применяют термин «моральное» в весьма расширительном, неспециальном смысле. Конечно, литературное словоупотребление (всегда встречающееся даже в научном контекс­те) и теоретическое осмысление понятия в специально этическом исследовании — вещи разные. (П. Гольбах, например, употребляя слово «моральное» в смысле «духовное», вместе с тем понимает нравственность в собственном смысле совер­шенно иначе.) Так что даже в единой ткани философского рассуждения бывает возможным разграничить и установить известную самостоятельность, с одной сто­роны, общелитературного, неспециального словоупотребления, а с другой стороны, собственно этического понятия морали.

Но если взглянуть на данный вопрос исторически, то станет очевидным сле­дующее. Во-первых, литературно-языковая традиция в употреблении и толковании термина «мораль» и его синонимов вовсе не является чем-то только случайно сло­жившимся, стихийно образовавшимся в самом разговорном или литературном опыте, а отражает какие-то более глубокие закономерности развития обществен­ного сознания, исторического формирования понимания того, что есть нравствен­ность. И именно это понимание морали в сознании общества предопределяло тео­ретические ее дефиниции. Во-вторых, означенная обыденно-разговорная и литера­турно-гуманитарная традиция как общекультурный феномен в значительной степе­ни обусловлена и известными философскими, теоретическими определениями природы и специфики нравственности. Это обратное воздействие этики и филосо­фии на общечеловеческое сознание и лингвистическую традицию менее заметно, ибо происходит оно через многие посредствующие звенья (через популяризатор­скую литературу, искусство, коль скоро оно осваивает философско-этическую про­блематику, через повышенный интерес читательской публики к философской лите­ратуре). И часто бывает так, что житейско-практическое и гуманитарное сознание ориентируется на образцы философского размышления, представленного еще в глубоком прошлом, а к настоящему времени уже перестали отвечать уровню и критериям научной этики. (Так, читая древних классиков, к примеру, Платона, Сенеку, Марка Аврелия, Эпиктета, или же Ш. Монтеня, Ф. Ларошфуко, фран­цузских просветителей, современный человек воспримет здесь некоторые идеи от­носительно нравственности, сохранившие свое значение вплоть до современности. Но то, что в свое время обладало философско-теоретическим значением, ныне удержало в себе лишь смысл житейского нравоучения, практической мудрости и жизненного понимания.) Так или иначе, философско-этические понятия морали становятся достоянием широкой публики, вливаются в культурный опыт массового сознания.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Август 24, 2010 | |

COMMENTS

 

Comments are closed.