Генезис термина «Мораль» и система его смысловых значений

Общеевропейская традиция в понимании и толковании слова «мораль» восходит к ранней античности. Этимологически «мораль» восходит к латинскому mos, множе­ственное число mores — «нравы». Точно так же и синоним ее, «нравственность», имеющийся в некоторых европейских языках (Sittlichkeit в немецком), происходит от термина «нравы» (Sitten), что можно считать результатом натурализации ла­тинского слова. Уже в самом происхождении слова «мораль» можно увидеть исто­ки многосмысленности и расплывчатости обозначаемого им понятия.

Казалось бы, уже этимологический предшественник «морали» несет в себе специфически нравственный смысл: нравы — это массовое поведение, имеющее собственно моральное значение и оценивающееся с нравственной точки зрения («добрые нравы», «преступные нравы», «деградация нравов», «исправление нра­вов»). Стало быть, говоря о «нравах», мы имеем в виду лишь такие действия людей, которые имеют отношение к морали, т.е. подразумеваем нравственность как образ жизни той или иной общности. Другое смысловое значение mos — «закон», «правило», «предписание» — также может быть истолковано в специфи­чески нравственном смысле: мораль как область нормативов, требований к поведе­нию.

Однако этот собственно нравственный смысл слова mos — mores является всего лишь одним из многих его значений, большинство из которых не имеет пря­мого отношения к морали. В более широком смысле mos — это «обычай», «образ действий», «поведение» вообще, а также «мода», «покрой» (платья), «характер» (не только человека, но и какого-то явления), наконец, совсем уже абстрактно понимаемые «свойства», «качества». Соответственно mos в самом абстрактном смысле означает «тип», «порядок» всякого рода (sine more — «беспорядочно»).

Причем предельно широкое понимание слова (всякий вообще «порядок», «образ» действия и предмета, его «характер», «тип») явно предшествует тому его пониманию («нравы», «закон», «предписание»), которое можно как-то свя­зать с областью морали. Дело в том, что в раннеантичном (как и вообще ар­хаическом) представлении общественные установления и нормы рисуются как проявление естественного порядка вещей, свойств самих предметов или даже космического миропорядка.  Когда же возникает собственно моральное употреб­ление mos, более архаические толкования того же термина не отживают, а пол­ностью сохраняются и продолжают существовать параллельно с новым. И дело не ограничивается лингвистическим разночтением одного и того же термина. Моральное и внеморальное понятия, связанные единым обозначением, не только фигурируют более или менее раздельно» так что смысл их совершенно ясен из контекста, но и сопроницают друг друга, остаются не совсем разграниченными, создавая некий общий куст значений. А это обстоятельство в известной степени стирает или затемняет специфику морали для человека, пользующегося данным термином (в том числе и в Новое время, поскольку и тогда многозначность данного термина сохраняется).

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Август 24, 2010 | |

COMMENTS

 

Comments are closed.