Американский прагматизм

могут иметь влияние на человеческое поведение… Когда бы че­ловек ни действовал целенаправленно, он действует согласно ве­ре в какой-то экспериментальный феномен», а все, что не влияет на «человеческое поведение», не имеет для прагматицизма зна­чения [Пирс, 2000, с. 296, 312]. Основополагающий для прагма­тизма принцип Пирса гласит: «Рассмотрите, какого рода следст­вия, могущие иметь практическое значение, имеет, как мы пола­гаем, объект нашего понятия. Тогда наше понятие об этих следствиях и есть полное понятие об объекте». «Мы не можем об­ладать идеей в нашем уме, связанной с чем-либо еще, кроме мыслимых чувственных следствий вещей. Наша идея чего-либо есть наша идея его чувственных следствий». «Понятие (conce­ption), т. е. рациональная цель слова… лежит исключительно в его мыслимом влиянии на жизненное поведение… если мы смо­жем точно определить все мыслимые экспериментальные фено­мены, которые подразумеваются утверждением или отрицанием данного понятия, мы получим полное и окончательное опреде­ление понятия, и в нем больше не будет абсолютно ничего» [Там же, с. 278, 298, 308]. Иными словами, объект существует не сам по себе, а лишь как включенный в нашу жизнь. Если не вклю­чен, то не существует. Так, нет «никакой разницы, скажем ли мы, что камень на дне океана, покоящийся в полной тьме, явля­ется бриллиантом или нет — то есть что, вероятно, здесь нет ни­какой разницы, хотя я и не забываю, что этот камень может быть завтра выловлен оттуда» [Там же, с. 294].

В его доктрине веры (не религиозной), ведущей от мысли к действию, существует необходимая связь между понятием, верой и действием. «Прагматизм делает мысль в конечном счете приме­нимой исключительно к действию — к сознательному действию». Вера (верование) играет при этом центральную и связывающую роль. «Верование (вера) обладает тремя свойствами: во-первых, оно есть что-то, что мы осознаем; во-вторых, оно кладет конец раздражению, вызванному сомнением; и, в-третьих, оно влечет за собой установление в нашей природе правила действия, или, короче говоря, привычки» [Там же, с. 274]. Верование «есть пра­вило действия, применение которого влечет за собой дальней­шее действие». «Наши верования руководят нашими желаниями и формируют наши действия», — говорит Пирс [Там же, с. 274, 242]. Но одновременно «верование есть… этап ментального дей­ствия», которое неразрывно связано с понятиями «сомнения» и «привычки».

Страницы: 1 2 3 4

Сентябрь 14, 2010 | |

COMMENTS

 

Comments are closed.