Второй позитивизм (Мах, Дюгем, Пуанкаре)

. Но к этой «вере в действительный порядок и в то, что теории его яв­ляются образом этого порядка» ученого толкает интуиция, осно­ванная на «резонах сердца, которых разум не знает» [ Там же].

Дюгем считал, что физическая теория — это конвенциональ­но принимаемая математическая система, которая обеспечивает только вычисления и предсказания, и «задача этой системы — Дать не объяснение, а описание, и естественную классификацию экспериментов, и естественную классификацию эксперимен­тальных законов… Теоретическая физика не постигает реально­сти вещей, она ограничивается только описанием доступных Воспроизведению явлений при помощи знаков и символов» [ Там с. 25, 27, 29, 127, 137]. Таким образом, «правильной теорией Должны считать, — говорит Дюгем, — не такую теорию, которая дает объяснение физическим явлениям, соответствующим действительности, а такую, которая наиболее удовлетворитель­ным образом выражает группу экспериментально установлен­ных законов» [Там же, с. 26].

В результате у Дюгема возникает следующая трехуровневая последовательность:

«экспериментальные факты» >>> «экспериментальные зако­ны» >>> «теории».

Первые два уровня — продукт деятельности экспериментато­ра, который «безостановочно, изо дня в день, открывает факты… и формулирует новые законы», содержащие в концентрирован­ном виде конкретные факты.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Сентябрь 11, 2010 | |

COMMENTS

 

Comments are closed.