Второй позитивизм (Мах, Дюгем, Пуанкаре)

Близкие взгляды развивал другой представитель второго по­зитивизма французский физик-теоретик и историк науки Пьер Дюгем (1861—1916). Но концепция Дюгема более сложна и бли­же к реальной истории науки. Многие его положения были со­звучны постпозитивизму второй половины XX в.

Он, как и Мах, рассматривает теорию как средство «эконо­мии мышления». Теория «вместо очень большого числа зако­нов… устанавливает очень небольшое число положений, основ­ных гипотез», ее предназначение — «конденсация кучи законов в небольшое число принципов». «Сведение физических законов в теории содействует той экономии мышления, в которой Э. Мах усматривает цель, регулирующий принцип науки», — го­ворит Дюгем [Дюгем, 1910, с. 27].

Дюгем поддерживает и конвенционалистский взгляд на тео­рию: «В качестве принципов теория имеет постулаты, т. е. поло­жения, которые она может формулировать как ей угодно, при условии, чтобы не было противоречий…» [Там же, с. 246]. Сов­падает у них и ответ на вопрос о цели науки — описывать, а не объяснять: «Всякая физическая теория… есть абстрактная систе­ма, имеющая целью резюмировать и логически классифициро­вать группу экспериментальных законов, не претендуя на объясне­ние их» [Там же, с. 9].

Критикуемый им взгляд на теорию как объяснение Дюгем связывает с реализмом: «Объяснять — значит обнажать реаль­ность от ее явлений… — говорит он, — чтобы видеть эту реаль­ность обнаженной и лицом к лицу. Наблюдение физических яв­лений приводит нас в соприкосновение не с реальностью… Об­нажая, сдирая покров с этих чувственных явлений, теория ищет в них и под ними то, что есть в них реального» [Там же]. Недо­пустимость этого Дюгем обосновывает тем, что объяснение-реальность зависит от метафизической позиции. Но для метафизи­ческих позиций характерно «стремление возможно глубже и рез­че отграничиться друг от друга, противопоставить себя другим» [Там же, с. 13]. Поэтому объяснения перипатетиков (последова­телей Аристотеля), атомистов, картезианцев (последователей Декарта), ньютонианцев будут разными, что противоречит науч­ному стремлению к всеобщему признанию научных истин (образ­цом здесь служит математика), что может обеспечить лишь взгляд на теорию как на описание.

Соотношение этих двух взглядов в физике ему видится сле­дующим образом: «Когда приступают к анализу теории, создан­ной физиком, поставившим себе задачу объяснить доступные восприятию явления, то сейчас же обыкновенно оказывается, что теория эта состоит из двух частей, прекрасно различимых: одна из них есть часть чисто описательная, задача которой — классифицировать экспериментальные законы; другая есть часть объяснительная, ставящая себе задачу постигнуть реальную Действительность, существующую позади явлений. Но объясни­тельная часть вовсе не является основой части описательной…

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Сентябрь 11, 2010 | |

COMMENTS

 

Comments are closed.