Второй позитивизм (Мах, Дюгем, Пуанкаре)

Для Пуанкаре исходной проблемой было осознание следст­вий для научной картины мира, вытекающих из появления не­евклидовых геометрий. Поэтому его конвенционализм четче всего формулируется на материале геометрии: «Аксиомы геомет­рии… суть не более чем замаскированные определения… Никакая геометрия не может быть более истинной, чем другая; та или иная геометрия может быть только более удобной» [Пуанкаре, 1983, с. 41].

Распространение этого взгляда на механику ведет к утверж­дению, что «только по определению сила равна произведению массы на ускорение» [Там же, с. 72, 69]. Но в отличие от геомет­рии механика и физика в целом связаны с опытом. Эта связь у Пуанкаре выглядит следующим образом: «Принципы механики представляются нам в двух различных аспектах. С одной сторо­ны, это — истины, обоснованные опытом, подтверждающиеся весьма приближенно… С другой стороны, это — постулаты, ко­торые прилагаются ко всей Вселенной и считаются строго досто­верными… Это оттого, что они… сводятся к простому соглаше­нию… Однако это соглашение не абсолютно произвольно… мы принимаем его, потому что известные опыты доказали нам его удобство» [Там же, с. 89].

При этом, как и у Дюгема, у Пуанкаре можно найти постпо­зитивистские по своей сути утверждения о связи опыта и теории (т. е. о «теоретической нагруженности» эмпирических фактов): «Закон вытекает из опыта, но он следует из него не непосредст­венно. Опыт индивидуален, а закон, который из него извлекается, имеет характер общности. Опыт бывает только приближенным; закон… имеет притязание на точность. Опыт всегда осуществля­ется в сложных условиях — формулировка закона исключает их; это называется «исправлением систематических погрешностей». Словом, чтобы вывести закон из опыта, необходимо обоб­щать…» [Там же, с. 220].

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Сентябрь 11, 2010 | |

COMMENTS

 

Comments are closed.