Второй позитивизм (Мах, Дюгем, Пуанкаре)

Первый позитивизм возник и утвердился на фоне беспро­блемного развития физики и других естественных наук. В физи­ке середины XIX в. господствует ньютоновская механика как образец науки, и эта ньютоновская программа способствует ее бурному росту. У ученых второй трети XIX в. никаких серьез­ных собственных гносеологических проблем не возникает. Со­вершенно другая атмосфера характеризует естествознание по­следней трети XIX в.

С появлением электродинамики Максвелла в физике (на фоне кризиса оснований математики, вызванного, в частности, явлением неевклидовых геометрий) были поставлены под со­мнение основания ньютоновской механики. В центр внимания попали вопросы, которые раньше не возникали: что такое сила, Масса, тело, время, пространство, причинность, законы приро­ды… Это порождает «гносеологический кризис в физике».

В рамках эмпиризма возникает новая волна вопросов в отноше­нии процессов измерения и восприятия, с одной стороны, и ре­альной (а не умозрительно-гипотетической, как у Конта и Спенсера) истории науки — с другой.

Примыкающая к этому периоду революционная эпоха фор­мирования специальной теории относительности (СТО) харак­теризовалась колоссальным интересом к философии науки в научных и околонаучных кругах. Так, первая книга А. Пуанкаре «Наука и гипотеза» вышла в 1902 г. в Париже тиражом 16 тыс. экземпляров и была распродана в течение нескольких дней. Люди, прочитав ее, передавали своим друзьям и знакомым. В результате в том же году с книгой ознакомилось около ста ты­сяч человек [Пуанкаре, 1983, с. 526].

В этой атмосфере и возникает то новое, что отличает второй позитивизм от первого. Второй позитивизм, как и первый, от­рицательно относился, с одной стороны, к кантовскому реше­нию гносеологических проблем и ко всей метафизике (от Де­карта до Гегеля) в целом, а с другой — к механицизму. Однако как по составу проблем и методов их решений, так и по типу участников между первым и вторым позитивизмом были суще­ственные различия, обусловленные более тесной связью второ­го позитивизма с наукой.

Виднейшими и типичными представителями второго пози­тивизма являются крупнейшие ученые и участники революци­онной эпохи конца XIX — начала XX в.: физики Э. Мах, П. Дюгем и математик А. Пуанкаре.

Лидирующее место Эрнста Маха (1838—1916) было связано с его включенностью в обсуждение конкретных вопросов осно­ваний механики Ньютона, сыгравших важную роль в подготов­ке почвы для рождения «новой» «неклассической» физики в ви­де теории относительности и квантовой механики. Благодаря А. Эйнштейну, являвшемуся в юности большим поклонником Маха, философия Маха, тесно связанная с его критикой осно – ваний механики Ньютона, довольно хорошо знакома многим ученым, особенно физикам-теоретикам. Философия Маха была рассчитана в первую очередь на естествоиспытателей, и в эту революционную эпоху он для них становится главным автори­тетом в философии.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Сентябрь 11, 2010 | |

COMMENTS

 

Comments are closed.