Неокантианство

Во второй половине XIX в. под влиянием, с одной стороны, кризиса идеалистических систем Гегеля и Шеллинга, с другой — развития математики и физики в Германии происходил подлин­ный ренессанс учения Канта. Возникло неокантианство, кото­рое вплоть до Первой мировой войны было самым влиятельным направлением в немецкой академической философии.

В неокантианстве сложились две школы: марбургская и баденская. О последней, которая сосредоточилась преимуществен­но на проблемах наук о культуре, речь пойдет в гл. 9. Сейчас мы обратимся к идеям марбургской школы, в центре внимания ко­торой лежало точное математизированное естествознание.

Основателем марбургской школы был Герман Коген (1842—1918), занимавший с 1875 по 1912 г. кафедру философии Марбургского университета. Среди его учеников и последовате­лей надо назвать Пауля Наторпа (1854—1924) и Эрнста Кассирера (1874-1945).

Неокантианство видело свою задачу в возрождении и дальней­шем развитии идей Канта. При этом наиболее ценной неокантиан­цы считали саму идею критической философии, т. е. философии, которая должна начинать с критического анализа возможностей и пределов познания. В то же время неокантианство, сохраняя верность духу кантовской критической философии, во многих отношениях осуществило ревизию учения Канта, следуя запро­сам современного ему естествознания. Пафос учения Канта, ко­торый отвергал представление, будто предмет познания нам просто дан, и настаивал на том, что предмет познания сущест­венным образом является конструкцией познающего субъекта, присутствовал в неокантианстве еще более подчеркнуто, чем у самого Канта. Неокантианцы выступили против позитивизма, эмпиризма и индуктивизма, доказывая, что научные теории не следуют из данных опыта, но являются свободными конструк­циями сознания. Конструктивная деятельность сознания с при­сущими ей априорными формами рассматривалась неокантиан­цами как универсальная предпосылка и науки, и изучаемой ею реальности, и, соответственно, данных опыта.

В связи с этим ревизии подверглись: кантовская трактовка вещи самой по себе, чувственного познания, пространства и време­ни как априорных форм чувственности, само понятие априорно­сти и Кантово убеждение, что можно дать окончательный и за­вершенный список априорных форм и категорий.

Посмотрим, какова была аргументация философов-неокан­тианцев.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Сентябрь 15, 2010 | |

COMMENTS

 

Comments are closed.