Общее и индивидуальное в нравственности

С одной стороны, нрав­ственность предъявляет всем людям в принципе единые, равнозначные требова­ния, но с другой — она же и индивидуализирует задачу каждого субъекта дейст­вия применительно не только к внешним обстоятельствам, но и к конкретной дее­способности и сознанию субъекта действия. В итоге получается так, что, исполняя единые требования, всякий человек вместе с тем совершает нечто такое, что по самому своему существу не может быть общепринятой нормой. Нам снова пред­стоит заглянуть в историю, чтобы понять, как это соотношение общего и индиви­дуального возникает на практике.

Read more

Сентябрь 16, 2010 | Обсуждение закрыто 

Всеобщность морального требования в классовых воззрениях

Историчес­кие, общечеловеческие, универсалистские и одновременно социально-критические экскурсы морального сознания становятся характерным явлением духовной куль­туры вместе с нарождением антагонистических классов. В отличие от локально-эт­нических и сословно-корпоративных общностей, социальные классы в своих обще-

Read more

Сентябрь 15, 2010 | Обсуждение закрыто 

Племенные обычаи и нравственность

Мы уже знаем, что обычная норма распространяется только на членов практикующей ее общности. Другие же об­щности (родо-племенные коллективы, народности, этнические, социальные, культурные, экологические, корпоративные группы) могут практиковать иные обычаи. Традиционалистское сознание может относиться к «чужим» обычаям лишь негативно, враждебно или безразлично (в зависимости от того, оказывают ли инородные обычаи разрушительное воздействие на нормы поведения данной общности). Тогда как «свои» обычаи во всех случаях «правильны», что разу­меется само собой. Иное дело моральное сознание: оно способно дать оценку как «своим», так и «чужим» обычаям (если, конечно, обычаи по своему харак­теру подпадают под такую оценку). Но посмотрим, как дело происходило в ис­тории.

Read more

Сентябрь 14, 2010 | Обсуждение закрыто 

Проблема всеобщности моральных требований

Уже говорилось, что одной из самых острых проблем в истории этики явилось соотношение в нравственности особенного и всеобщего. С одной стороны, в области морали фактически наблюда­ются самые различные групповые позиции и нормы поведения, имеющие всякий раз особенный характер и содержание. С другой же — феноменология нравствен­ного сознания обнаруживает в себе явление предельной всеобщности морального императива и нормы: всякое требование к человеку — ив этом отличительная черта собственно нравственного императива — в принципе распространяется на всех людей, на человечество в целом. Таким образом оно воспринимается сознани­ем морального субъекта, что вслед за Кантом стало широко признанным положе­нием в этике. Так в теории морали возникает антиномия, причем тезис и антитезис одинаково подтверждаются нравственным опытом — в одном случае внешнеэмпирическим, нравописательным, историографическим и этнографическим; в дру­гом — «внутренним», интроспективным или феноменологическим.

Read more

Сентябрь 8, 2010 | Обсуждение закрыто 

Понятия субъекта и объекта морального требования

В определении того или иного способа нормативной регуляции существенное значение имеет, во-первых, откуда или от кого проистекает обязующая сила характерных для него требований к человеку; какой субъект этих требований (если таковой имеется), формулирую­щий, утверждающий и поддерживающий своим влиянием их, от лица которого они предъявляются людям и на авторитете которого они могут основываться. Так, в праве законополагающим субъектом является государство; в обычае субъектом требования, вменяемого в исполнение множеству отдельных индивидов, является общность в целом, вырабатывающая своим практическим опытом и поддерживаю­щая своим коллективным воздействием общепринятую норму поведения. Во-вто­рых, столь же важной отличительной характеристикой того или иного типа регуля­ции является то, на действия каких лиц, групп, классов распространяются норма­тивные требования, сколь широк ареал их применимости, обязательности и значи­мости. Предполагаемый или действительный исполнитель нормы и является объектом требования (в смысле объекта вменения, оценок и санкций). Нормы права, например, в своем обязующем значении распространяются на всех членов данного общества; в этом смысле они имеют социально-всеобщий характер. Нормы же обычая или организации распространяются на членов той или иной общности (национальности, этнической или социальной группы, ассоциации, уч­реждения или подведомственной ему административной области), эти нормы прак­тикующей, так или иначе им подчиняющейся. В этом смысле обычные и организа­ционные нормы чаще всего имеют локально-ограниченное применение. В-третьих, каждому типу регуляции соответствует то или иное соотношение субъекта и объек­та требований. Как было показано, в праве и других институционных регуляциях существует разделение субъекта и объекта требования, тогда как в неинституцио­нальных нормативах то и другое в общем и целом совпадают. Например, в обычае общность, формирующая и поддерживающая норму поведения, и есть та об­щность, которая эту норму повседневно исполняет.

Read more

Сентябрь 8, 2010 | Обсуждение закрыто