Личность в контексте моральных отношений

Из противоречивого соотно­шения должного и сущего далее вытекает, что в морали индивидуальный субъект действия гораздо более самостоятелен, автономен и свободен от своего непосредст­венного окружения, чем в рамках обычая (как бы ни поступали обычно окружаю­щие, он обязан, как, впрочем, и все остальные, поступать: как должно). Фактичес­ки сложившаяся практика поведения общности сама по себе уже не является для него непререкаемым и самоочевидным законом (на что первым обратил специаль­ное внимание Гегель. В сфере морального действия довольно часто разыгрываются конфликты между локальной общностью, следующей в своем обычном поведении консервативной традиции, особому «кодексу чести» сословия, корпорации и «из­бранного круга» или же правилу круговой поруки и взаимного попустительства, представлению о «нормальном» и «дозволенном», и индивидом, восстающим про­тив этой фактически принятой нормы во имя собственно нравственного принципа (тема, многократно проигранная в литературно-драматических произведениях). Собственно только в таком, моральном отношении, когда человек «вбирает в себя» общественный норматив и начинает быть самостоятельным носителем принципа он из «равного со всеми» индивида становится нравственной личностью, обладаю­щей уже индивидуализированным правом судить в зависимости от уровня своего морального сознания.

Read more

Сентябрь 22, 2010 | Обсуждение закрыто 

Мораль и обычай. Должное и сущее

Обычай можно рассматривать как простейшую форму всякой вообще нормативной регуляции — сперва как ее исто­рический зародыш, синкретное единство еще не обособившихся различных норма­тивных систем (права, морали, традиции, ритуала); затем — как простейшую со­ставляющую, непременный момент уже развитых и более’ сложных регуляций; на­конец, как самостоятельное образование, сосуществующее с другими видами регу­ляции, отличное от них. Это многоплановое соотношение морали с обычаем предопределяет последующее движение в ее определении — такое социологичес­кое и историческое сопоставление того и другого, которое, с одной стороны, позво­ляет выявить место и роль обычая в системе нравственности, а с другой — делает необходимым четкое их разграничение.

Read more

Сентябрь 12, 2010 | Обсуждение закрыто 

Институциональные и неинституциональные рефляции поведения

В общест­ве действует множество различных способов нормативной регуляции, классифици­ровать которые можно по нескольким различным принципам. В качестве одного из таких принципов можно предложить разграничение институциональных и неин­ституциональных регуляторов деятельности. К первому типу регуляции отно­сятся право, а также различные административные и организационные нормы, ус­тавы, инструкции и пр. Здесь нормы создаются деятельностью особых институтов, обладающих на то особыми прерогативами. Специальные учреждения и проводят нормативные требования в жизнь — поддерживают их своей властью и влиянием, контролируют их исполнение и осуществляют санкции. Поэтому обязующая сила институциональных требований образуется именно авторитетом, особо оговорен­ными правами и реальной дееспособностью утверждающих их организаций. Хотя в каких-то случаях эти требования могут высказываться и поддерживаться частны­ми лицами и неорганизованными общностями, не обладающими особыми полномо­чиями, их правомерность, обоснованность и «законность» в конечном счете сво­дится к тому, что соответствующая норма издана специальной организацией (госу­дарством, учреждением, ассоциацией); от ее имени она только и может высказы­ваться.

Read more

Август 30, 2010 | Обсуждение закрыто