Английская философия XVIII в

В английской философии XVIII столетия, с одной стороны, развивается материалистическая традиция, представители кото­рой (Дж. Толанд, А. Коллинз, Дж. Пристли) разделяют почти все основные идеи относительно морали французских просветителей. Отрицается свобода воли, мо­ральные мотивы отождествляются с психическими механизмами побуждений (с ес­тественным стремлением людей к наслаждению и отвращением к страданию), ос­нования нравственных требований сводятся к личным интересам, словом, природа морали трактуется с натуралистических позиций, а само понятие нравственности не получает специфического определения. К этой традиции тяготеет и Д. Юм (в пла­не интерпретации феноменов морали).

Read more

Сентябрь 11, 2010 | Обсуждение закрыто 

Французский материализм XVIII в

Французские материалисты XVIII в., как и материалисты XVII столетия, вдохновляются все той же идеей объяснения нравственности с точки зрения естественной науки. И это объяснение оказывается лишением нравственности ее специфических характеристик. Моральный мир не признается чем-то самостоятельным, обладающим своими собственными, своеоб­разными законами. Напротив, он целиком включается в сферу природы, вне кото­рой, «обьемлющей все сущее», «нет и не может быть ничего». В связи с этим Гольбах указывает, что не следует «злоупотреблять» различием между «человеком физическим и духовным» (во французском оригинале — «моральным»). «Человек есть чисто физическое существо»; «зло, как и добро, зависит от природы, вещей»; состояние добродетели определяется «равновесием соков», «темпераментом», кои в свою очередь — «продукт физических субстанций» [45, т. 1, 59, 60, 323,183]. Здесь мы видим сведение морали к естественной антропологии, природной психо­логии и даже физиологии человека.

Read more

Сентябрь 9, 2010 | Обсуждение закрыто 

Понятие морали в философии эпохи Просвещения

Существовали и более конкретные причины того, почему многие из идей Монтеня не могли быть теоретически освоены в концепциях морали XVII—XVIII вв. Сама проблема определения природы морали в это время стояла таким образом, что задача выявления ее специфики своеобразия, уникальности была почти пол­ностью снята или оттеснена на задний план. Здесь можно назвать по крайней мере два основных фактора, обусловивших своеобразное стирание отличительных черт нравственности в философских концепциях того времени. Оба этих обстоятельства известным образом связаны с тем, что на повестку дня была поставлена задача формирования целостного мировоззрения вступавшей в свои права буржуазной эпохи.

Read more

Сентябрь 2, 2010 | Обсуждение закрыто 

Возрождение и гуманизм

Характерным примером могут служить взгляды на моральную проблему Джордано Бруно, смысл которых можно выразить одной формулой: «…Высочайшее счастье человека состоит в совершенствовании посред­ством умозрительного знания». Вот как сам Бруно приводит к единству стремле­ние человека к счастью, процесс познания и восхождение к добродетели (что забо­тило еще античных философов). Человеком всегда движет любовь к прекрасным объектам (такое расширительное толкование любви — форма мышления поздней схоластики). С точки зрения обыденной, мирской, необходимо различать любовь к предметам вожделения и «тяготение к добру». Но сама любовь имеет несколько различных ступеней, «соответственно ступеням большего или меньшего света по­знания и понимания». Лишь на низшей ступени наслаждение и добро, вожделение и добродетель не одно и то же. По мере же расширения горизонта интеллекта предметами любви становятся все более высокие объекты; душа из чувственно-жи – вотного состояния, «покидая форму более низкого существа», возвышается до «ге­роического энтузиазма». (Это уже специфический мотив итальянского Возрожде­ния с его культом индивидуальной героики и разума, не подавляющего, а поднима­ющего и просветляющего чувственность.) «Героическая любовь» стремится к та­кому прекрасному объекту, «который есть высшее благо» и одновременно «абсолютная истина» [26, 61, 82, 65, 66].

Read more

Сентябрь 1, 2010 | Обсуждение закрыто