Техника и социальность

В XVI—XVII вв. техника концептуализируется как условие социальности культуры Нового времени; наиболее четко это вы­разили Г. Галилей и Ф. Бэкон, утверждая, что новые науки и ис­кусства — необходимое условие могущества, благосостояния и гражданского общества. В «Новом органоне», обсуждая, в чем за­ключается различие между развитыми и «дикими» народами, Ф. Бэкон пишет, что оно происходит «не от почвы и не от клима­та, а прежде всего от наук» и искусств [Бэкон, 1935, с. 191—192]. Социальная жизнь все больше стала пониматься как изучение законов природы (при этом и сам человек рассматривался как принадлежащий природе), обнаружение ее практических эф­фектов, создание в инженерии механизмов и машин, реализую­щих законы природы, удовлетворение на основе достижений ес­тественных наук и инженерии растущих потребностей человека. Просвещение не только развивает это новое мировоззрение, но и создает условия для его распространения. Известно, что объе­диненные вокруг «Энциклопедии» передовые мыслители хотели осуществить начертанный Ф. Бэконом план «великого восста­новления наук», связывающий социальный прогресс с прогрес­сом научным; исходными идеями для всех просветителей стали понятия природы и воспитания; последнее должно было подго­товить нового просвещенного, а по сути естественно-научно и технически ориентированного человека [Длугач, 2001].
Read more

Сентябрь 18, 2010 | Обсуждение закрыто 

Сущность техники

Что представляет собой техника как реальность модернити? Попробуем ответить на этот вопрос, характеризуя технику в ка­тегориальном пространстве, заданном четырьмя основными ко­ординатами.

1. Техника как артефакт. В отличие от явлений первой при­роды технические изделия (орудия, механизмы, машины, соору­жения, техническая среда), даже очень сложные, например го­родские структуры или космические системы, являются искус­ственными образованиями, т. е. артефактами. Определяя технику как артефакт, обычно подчеркивают именно это: техни­ка — не явление первой природы, она создана человеком. «При­рода, — пишет К. Маркс, — не строит ни машин, ни локомоти­вов, ни железных дорог, ни электрического телеграфа, ни сель – фактов. Все это продукты человеческого труда, природный материал, превращенный в органы человеческой воли, власт­вующей над природой, или человеческой деятельности в приро­де» [Маркс, Энгельс, т. 46, ч. 2, с. 215]. «Дарвин интересовался ис­торией естественных технологий… образования растительных и животных органов, которые играют роль орудий производства в жизни растений и животных… но человеческая история тем и от­личается от истории природы, что первая сделана нами, вторая же сделана не нами» [Там же, т. 23, с. 383]. Человек, вторит Мар­ксу отец философии техники Э. Капп, в отличие от животного обладает способностью к творению и артификации; в одном сло­ве «артефакты» мы обнимаем всю систему механических при­способлений [Капп, 1925, с. 97, 127].

Read more

Сентябрь 16, 2010 | Обсуждение закрыто 

Философия техники как дисциплина и концепция

Привычный образ техники как орудий труда и машин уже давно не может удовлетворить философов и ученых. Сегодня к технике помимо указанных здесь традиционных технических реалий относят и техническую среду, и сложные технические системы, и технологию, и отчасти естественно-научные знания, и даже, как мы увидим дальше, массовые популяции животных в больших городах. Какое же понятие техники нам нужно, чтобы включить все эти образования в технику, а также объяснить ее развитие и влияние на прошлую и современную жизнь? Эта за­дача и является одной из основных в философии техники.

Read more

Сентябрь 1, 2010 | Обсуждение закрыто